17:24 

Silberglanz.
В моих зубах сигарета, в руках весло, гребу в кайнозой. (с)
Понятия не имею, откуда что взялось, и, да, первый и последний фанфик.
Автор не в теме, автор не курит эту траву, они сами пришли.

Название: Крылатые качели
Автор: Тройм
Жанр: ПВП
Рейтинг: PG-15




это небо несется к земле, превращаясь в воду,
растекается солнце, звенит напряженный воздух,
я хочу уклониться, но скорость - сверхсветовая.
небо льется в глазницы и влажно в них застывает

(с) Леди Лайя



У меня перед глазами белые самолеты врезаются в землю. Страшно, наверное, в кабине пилота – вот небо-небо-небо, бескрайнее, головокружительный крен – и уже земля, захватывающее чувство падения, а зелено-голубой планеты перед глазами все больше, и приближается она все неотвратимей.
До чего ж ты красиво ебешься, братик.
Ухмыляюсь, приподнявшись на локте, разглядываю: спину со светлыми волосками, нарисованную одним острым росчерком, белобрысую макушку, невозможно довольную, торжествующую улыбку. Ямочки на напрягающихся ягодицах, вздувшиеся мышцы на руках, четко выделяющиеся – из-за позы – ключицы.
Прикусываешь губу, бросаешь в мою сторону хитрый взгляд, прищур из-под ресниц.
Дразнишься? Делишься?
Девчонка под тобой карикатурно громко стонет – ты, надавливая, проводишь ладонью по плоскому животу, сминаешь полную грудь. Прям моделька. Впрочем, кого еще трахать звездам Борисенко – не друг друга, ха-ха, же? Хотя конечно, разумеется, что вы, мы любим друг друга, и это главное, такова «концепция нашего дуэта». Прикосновения, объятия, Вова облокотился Саше на плечо, Саша поцеловал Вову в щеку – или наоборот, кого из них там как зовут-то? А, неважно, главное – все думают, что знают, что происходит у братиков за закрытыми дверьми, девочки визжат от восторга, рейтинги скачут!
Иногда мне кажется, что мы – пилоты, ведущие самолет на звук, с закрытыми глазами, бестолково выпендривающиеся в первую очередь друг перед другом.
Мы привыкли делиться всем, кроме друг друга, братик. Девочки общие, игрушки общие, шоу общее.
Зрители в предвкушении, самолет не выходит из мертвой петли.
И в твоем взгляде сквозит удовлетворение и торжество от проделанной, мать ее, работы, когда ты под вспышками сотен фотокамер целуешь меня. В щеку.
Эх, нелегкая она, эта работа – изображать, что трахаешься с собственным братом.
Руки-руки, что ж вы делаете-то?
Поднимаюсь, провожу пальчиком легонько по выступающей лопатке, дую на горячую кожу. Ты хмыкаешь, закусив губу, не прекращая движения. Блондинистые патлы закрывают лицо.
Нет братьев Борисенко – есть одно четырехрукое и четырехногое чудовище, ненасытное, готовое изображать мастурбацию – а как еще назвать секс с самим собой – за деньги, за славу, за зрительское внимание.
Тогда – не странно, что руки гладят, руки надавливают, руки ласкают? Всегда можно списать на то, что разум – один на двоих – в этот момент зашел прогуляться в голову братишки.
Девчонка захлебывается стоном, смотрит удивленно.
Только мне плевать уже.
Мало ли кто целует сам себя в плечо: а губы скользят за руками, по спине нижениже.. а куда ниже?
Прихватываю зубами кожу на ягодице. Глухой стон – твой, мой?
Когда-то мы лежали, переплетясь руками и ногами, и ты, перебивая сам себя, увлеченно рассказывал про то, как склеил модель какого-то истребителя. Когда-то была Фабрика, и номинации, и бестолковые разделения.
Хорошо знать, что мы – одно целое, правда? Ты переворачиваешься, затаскивая на себя девчонку, и я сильно кусаю ее в плечо – с досады.
Но она тут же расслабляется.
Это даже не групповой секс.
Здесь нет ни неба, ни земли – одно накатывающее со всех сторон море, едко-соленое, неизбежное, сносящее, и смысла бороться нет.
Как же ты красиво трахаешься – прям как я.
Следы слюны и зубов на коже. Следы твоих взглядов на обожженной сетчатке.
Я ловлю твой взгляд, впитываю этот голод, твои закушенные губы, предвкушение полета, раскачивающиеся качели – и ты, застонав, закрываешь глаза: бессильно трепещут ресницы. Стыдиться самого себя – не глупо ли?
Но ведь жюри, оценивающее всю нашу жизнь, не считает нас одним целым, правда, братик?
Мы меняемся, мы делимся, мы – разные, и мы - вместе.
Небо – у тебя в глазах. Бессмысленное, зовущее, бескрайнее, звездное даже в невыносимой голубизне режущей глаз лазури. Неизбежней, чем даже накрывающий океан, потому что у неба нет конца. На сотни миль вокруг – небо. Без вариантов. Да и какие у меня могут быть варианты…
Все, кто оказываются между нами, рано или поздно перестают отличать небо и землю – одна карусель, детский смех белобрысых карапузов в солнечный воскресный день, мир вращается перед глазами, смазывается и расплывается. Ручка контраста на максимуме.
Девочка стонет особенно громко, и я чувствую, как мы все проваливаемся куда-то, и хочется закричать: «остановись, мгновение!», хочется остаться здесь – между пиком и неизбежностью, остаться целым – хотя о какой целости можно говорить, когда самолет врезается в землю на полном ходу, когда нас называют разными именами, когда мы делимся друг с другом всем, кроме самих себя?
Наша тяга друг к другу бессмысленна.
Наша тяга – тяга неба упасть на землю, тяга к первородному и неразлучному, тяга вновь оказаться одним.
И мы меняемся, кружимся – в сотый раз.
Карусель скрипит и разгоняется до сверхсвета.

@темы: Slash Fiction

Комментарии
2011-04-09 в 18:36 

Ф@Ня
風が大好き女の子
В целом - понравилось, я люблю фики такого стиля!^-^
Вот только если бы не "групповуха"...=w='' К ней я отношусь крайне отрицательно >w<

2011-04-09 в 23:43 

Silberglanz.
В моих зубах сигарета, в руках весло, гребу в кайнозой. (с)
Ф@Ня, спасибо. интересно, что за "такой" у меня стиль) странно слышать про плохое отношение к групповухе от твинцестомана.

2011-04-12 в 21:21 

Ф@Ня
風が大好き女の子
интересно, что за "такой" у меня стиль)
Ну ТАКОЙ! Своеобразный ^___^
странно слышать про плохое отношение к групповухе от твинцестомана.
Незнаю, что на счет "твинцестомана", но я воспринимаю твинцест, как искусство, содержащее в себе ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО близнецов ^-^

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Borisenko_Slash

главная